Berlov Group


191028, Санкт-Петербург

Ул. Моисеенко, д.3/14 (угол Суворовского пр.)

тел.: +7 (911) 999-02-82

тел./факс: (812) 710-28-54, 275-70-75

Email: berlov_group@mail.ru

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
 
Юридическая компания Berlov Group Оплата услуг юриста в суде

Как оплачивать услуги юриста в суде

Многие, кто обращается к нам не по рекомендации, а по рекламе задают вопрос, можно ли оплатить услуги полностью или в части  по результату, т.е. за выигранное дело. И соответственно, наоборот, не оплачивать соответствующую часть в случае проигрыша.

Конечно, мы работаем с разными формами оплаты, что как правило, зависит от характера дела.

Также мы понимаем стремление наших клиентов получить юридические услуги по ведению дела в суде недорого.

Однако мы решили, в связи с тем, что этот вопрос поднимается неоднократно, попытаться предостеречь граждан от возможных ошибок, которые могут стоить навсегда проигранного дела.

Поводом для этого стал очередной клиент, который обратился к нам с уже проигранным в первой инстанции делом. Но настой у него был все еще оптимистичный: дескать, я проиграл из-за своего адвоката, она не явилась в последнее заседание и такое решение должны отменить. Материалов дела и даже исковых документов у него на руках не было, до своего бывшего адвоката он дозвониться, чтобы забрать документы не мог, а сроки обжалования иссекали.

В ответ на недоумение клиента, почему его прошлый юрист так себя вел,  мы пытаемся объяснить, что он не правильно построил свои отношения со своим представителем в суде. И объяснить это оказывается не так просто, клиент  предложил прошлому юристу большую премию за выигрыш и в обмен на то, что тот вернет уже полученные деньги в случае проигрыша, и они об этом заключили письменный договор. И клиент был доволен, что, как ему казалось, «объегорил Егора».

Т.е. при этом нельзя сказать, что то, что он уже заплатил, было дешево или хотя бы просто недорого.

В результате дело проиграно, деньги пока вернуть не получается, т.к. юрист не берет трубку (а пойдет ли клиент отсуживать эти деньги и отсудит ли – мы сомневаемся), документы по делу не готовились, на руках у клиента ничего нет, канцелярия суда перед новым годом уже на каникулах,   срок на обжалование истекает, а без документов жалобу нормальную не подготовить.. Встает риторический вопрос кто их двух азартных участников этих игр (договором это даже назвать сложно – и мы дальше объясним почему) проиграл?

Итак, почему «оплата работы по результату» в отношении услуг юриста, адвоката в суде или арбитраже является лишь фикцией стимулирования адвоката выиграть дело?

1). Стимулировать можно лишь того, от кого этот результат зависит на 100% и в полном объеме. В нашем случае это судья, а не представитель в суде.

Иными словами, как ни стимулируй юриста, можно лишь обеспечить в результате поощрения его хорошую работу, но не выигрыш.

Достижение же конечного положительного результата зависит от слишком многих факторов, кроме самого юриста:

а) Это суд, И никто никогда не говорил, что наш российский суд безупречен и в плане квалификации, и в плане желания действительно разобраться и во всем остальном. И юрист, конечно и должен работать с судом. Убеждать до него и доносить, но заставить суд вынести то или иное решение невозможно.

б) Это сам доверитель (клиент), от которого много зависит: найдет ли он все документы, соберет ли всех своих свидетелей, готов ли он нести расходы на экспертов, специалистов, на получение документов и проч., не пропустил ли он сроки.

в) Также не секрет, что в ходе судебного разбирательства часто всплывают обстоятельства, о которых доверитель по каким-то причинам не сообщил, в т.ч. о которых и сам не знал. Таким образом, есть факторы, которые ни от кого не зависят.

г) Это и противная сторона – насколько грамотно и настойчиво она будет оппонировать.

Таким образом, очень условно можно сказать, что от каждой из двух сторон и от суда зависит примерно на треть. В каких то случаях, когда позиции сторон  примерно равны, возрастает роль суда, а в каких-то, когда дело бесспорно, наоборот, суду при правильных документах сложно вынести иное решение, но тут возрастает роль юриста, т.к. можно завалить и бесспорное дело плохой подготовкой материала.

Таким образом, если, например, при ремонте все действительно зависит от подрядчика, то он и получает оплату по итогам выполненной работы, если же он не достиг результата по независящим от него обстоятельствам, то он по закону все равно имеет право на оплату выполненной работы.

При этом мы не хотим как-то умалить роль юриста в суде, т.к. его отсутствие резко снижает шансы на благоприятный исход (Причины этого изложены в статье «Юрист в суде». ). И нельзя просто математически посчитать, что «минус треть – усилия юриста, все равно две трети в мою пользу остаются». Остальные две трети, скорее, будут играть против Вас.

2). Юрист же оказывает услуги, а не выполняет работу и в силу закона оплачивается сам факт оказания услуг, а не достижения результата.

К тому же юрист –действует в суде по доверенности, как посредник т.е. формально выполняет указания  самого клиента. Поэтому и формально и фактически за достижение результата отвечает также сам клиент.

И он вправе давать указания поверенному в суде, которые могут быть как правильными, так и ошибочными.

Т.о. и здесь не все зависит от юриста.

Но попытка стимулировать юриста к тому, что  не зависит от этого человека приводит к обратному результату и, наоборот, ухудшает ситуацию для заказчика.

При этом часто такой вариант оплаты услуг юриста в суде предлагает сам клиент. Понятно, что заманчиво, когда выиграл дело, получил деньги и часть отдал юристу за проделанную работу. А если, наоборот, ничего не выиграл, не получил, то и расходов не понес. Даже очень заманчиво, кажется в общем, обойдется выгодно и дешево (но на практике оказывается в итоге слишком дорого – в сумме проигранного дела).

Но и юрист, если он не глуп, понимает, что такое предложение ему не интересно (почему – об этом чуть ниже) и его хотят немного перехитрить. И, как в приведенном в начале примере, «рыбак находит рыбака», т.е. юристы соглашаются на такое предложение, понимая, что сами могут  перехитрить.

И что делает юрист, который понимает, что премия за выигрыш дела от него зависит далеко не в полном объеме и который соглашается вести дела на таких условиях? Он делает прямо обратное тому, на что надеялся «умный» клиент: он начинает минимизировать свои трудозатраты и минимально вкладываться в свою работу по этому делу, т.к. это единственно экономически оправданная стратегия.

Юрист оправданно рассуждает, что  окончательное решение за судьей и достаточно проделать 20 % работы – подать иск и шансы сразу становятся условно 50 на 50. Это хорошее  соотношение небольших трудозатрат и существенной вероятности выигрыша. Оно выгодно юристу, но невыгодно заказчику, так как его шансы выиграть не повышаются, а в конкуренции с другой стороной он начинает проигрывать.

И далее главное -  когда  впоследствии судебный поверенный  работает по этому делу, то эта работа не повышает в той же пропорции результат выигрыша. Иными словами  работа повышает результат выигрыша и существенно, но совсем не так пропорционально, как его повысили минимально необходимые базовые действия.

Т.е. если  условно подача иска - 20 % работы –и шансы сразу становятся условно 50 на 50, то ходить в суд это, допустим еще 30 % работы, а тем более полноценно готовить документы к каждому заседанию это еще до 50%. Но эти дополнительные 80 % работы дадут лишь 10 – 49 % выигрыша.

И именно это и произошло в приведенном примере, когда прошлый адвокат подал иск и утратил интерес к процессу, а точнее имитировал участие в нем: документы к заседаниям не готовил, клиенту документы не передавал, с протоколами не знакомился, и в последнее заседание не пришел.

Таким образом, юристу – подельнику важно соотношение трудозатрат к вероятности выигрыша (например, 20 %  к 50%), а клиенту важна абсолютная вероятность выигрыша, и для него есть разница, 50 это процентов, ил 80 %. (При этом при неквалифицированном ведении дела, в т.ч. без судебного профессионального представителя  шансы начинают снижаться .).

И неважно, одно ли у него такое дело с оплатой по результату, или все дела такие. Более того, если таких дел набрано много, то работать по ним еще менее оправдано – по теории вероятности какие-то все равно выиграются и принесут доход без трудозатрат! А те, что проиграются не страшно – по ним же и не было трудозатрат! Т.е. при таких делах на потоке, устраивают юристов  и шансы выигрыша даже меньше 50 %, т.к. юрист не вкладывает больше 30 % от усреднено необходимых трудозатрат.

Понятно,  что каждое дело индивидуально и эти проценты очень усреднены. По конкретному делу вообще бывает не просто предсказать вероятность выигрыша и спрогнозировать необходимые трудозатраты.  Однако данные проценты  позволяю верно понять принцип распределения усилий (затрат труда) и результативности.

Что еще необходимо отметить в части того, что юрист, берущийся за судебные дела с оплатой по результату, надеется в итоге все равно обхитрить клиента, это то, что юрист в полном объеме понимает, что честно работать на таких условиях ему невыгодно не только по вышеприведенным причинам, но и по другим основаниям, которые, может быть не так очевидны заказчику, но важны для исполнителя:

1). Юрист затрачивает свое время здесь и сейчас и, если работает, несет затраты сейчас и нуждается в деньгах (аренда, бензин, телефония, оргтехника, зарплата сотрудникам и проч. ) сейчас. Оплата услуг юриста же по результату может состояться и через полгода и через год – в зависимости от сроков. Понятно, что деньги потом значительно менее ценны.

2).1).  Последующая оценка достигнутого результата по объективным обстоятельствам часто затруднена, т.к. большое количество дел заканчивается частичным удовлетворением иска,  а не все требования можно выразить в денежном эквиваленте.

2).2). Также последующая оценка результата по субъективным обстоятельствам всегда ниже, чем при заключении договора. Иными словами прошлые сложности и беды кажутся клиенту психологически уже не такими большими («время все  лечит»), а судебные  дела не такими сложными. Многие просто забывают о прошлом. Это естественное природное свойство памяти и внимания. Таким образом, всегда у клиента происходит переоценка прошлого и всегда в сторону потери важности и ценности. А значит, и снижения заслуг юриста. В совокупности с тем, что клиент потом занят другими своими делами, мог уехать, сменить род деятельности и прочее, получение с него денег усложняется.

3). И в целом последующее получение денежных средств более сложно не потому, что кто-то нечестен, а в силу совокупности объективных обстоятельств. В притче о Ходже Насреддине он обещал эмиру научить ишака читать за 10 лет. И он надеялся именно на то, что какое-либо из множества обстоятельств помешает проверить это.

И в  приведенном нами в начале примере на это надеялся юрист, обещавший вернуть при проигрыше полученный гонорар и обстоятельство у него работало одно и незамысловатое – он не брал трубку. А в жизни бывает многое6 люди действительно меняют телефон, место или страну жительства, разоряются, и прочее.

4). При выигрыше в первой инстанции уже есть основания требовать часть премии, т.к. основная работа проделана. Но следующие инстанции могут дело отменить. А пока дело до полугода ходит по инстанциям оплаты «по результату» так и нет.

5). Важное обстоятельство то, что  юрист  договаривается получить оплату за выигрыш дела, но не факт, что клиент сможет взыскать выигранное с должника. И юрист, конечно, никак не может отвечать, что бывший партнер клиента будет способен исполнить решение суда. Веди именно сам клиент должен был оценивать своего партнера при вступлении с ним  в те или иные отношения. А исполнительное производство это совсем не суд, а отдельная инстанция, требующая отдельной и совсем иной работы с ней.

И клиент, который надеялся оплатить юридические услуги с полученных денег глубоко разочаровывается, понимая, что денег не получено, а дело юристом выиграно.

6). Ну и также, оплата по результату все эти «минусы» для юриста компенсирует «минусом» для клиента  - высокой ценой юридических услуг. И. понятно, что вначале клиенту не хотелось бы ничего платить и проще заплатить больше потом, по результату. А потом, при наличии результата не очень хочется платить много. Ведь бывает и так, что дело прошло очень быстро и легко и в совокупности с вышеприведенными основаниями не справедливо, что юрист так мало работал, и так много получит – у заказчика нет большой охоты рассчитываться.

И так, умный юрист все это понимает, но что может сподвигать его на работу по результату в условиях, когда такая работа не выгодна для него? Как мы понимаем – надежда обыграть, сведя свою работу к минимуму и некий азарт, что  получит больше, сделав меньше.

Но чем же можно стимулировать  юриста? Или стимулировать никак не нужно и он и так будет работать? – Конечно, нет. И мы считаем оптимальной оплату по труду – с привязкой ее к проделанной работе. Какие у этого плюсы и как это делать?

1). Конечно, заманчиво сказать юристу: «вот дело, выиграй и рассчитаюсь ». Вдвойне заманчиво, т.к. к тому же еще, кажется, что не нужно контролировать и выполнять свои обязанности.

Но реальность такова, что заказчик не может и не должен самоустраняться от дела. Добросовестный же юрист со своей стороны всегда сверяет свою позицию с заказчиком. В делах сплошь и рядом встречаются крутые повороты, кода приходится совместно с заказчиком менять стратегию и тактику- и бывает даже не один раз.

Таким образом, любое самоустранение клиента от контроля за ведением его дела бьет по самому же клиенту. И в любом случае основные шаги юриста в процессе он самому же себе обязан согласовать. А значит и вполне естественной и простой является разбивка оплаты юриста по таким основным шагам.

Всегда имеются три основных этапа

Первое  - это оплата за составление иска или основного отзыва на иск, заявленный к Вам.

Второе – оплата за заседания.

Третье  - оплата за возможные обжалования в следующих инстанциях.

2). Понятно, что с одной стороны, клиенту не очень удобно, что он не знает конечную сумму. Но и юрист тоже ее заранее не знает, т.к. всплывают новые факты, не известна заранее какова именно будет позиция противной стороны, каково мнение суда и проч.

Поэтому, если юрист готов брать на себя риск неизвестности сроков рассмотрения и трудозатрат, значит, Вам нужно от него бежать, т.к. он либо недальновиден (а такой юрист Вам не нужен), либо как мы уже писали, надеется Вас перехитрить.

Это касается и тех случаев, когда доверитель и поверенный в суде просто договариваются на твердую  сумму за ведение дела. И если дело прошло быстро, то клиент расстраивается, что за два заседания заплатил непропорционально много. Если же дело затягивается, юрист все-равно на определенном этапе бросает работу и просит еще денег в связи со ложностью дела. В обоих случаях проигрывает клиент.

Но с другой стороны, при оплате за конкретную работу, по этапам,  есть значительно более реальные  и практически весомые плюсы для заказчика-

(1)не нужно платить сразу некую «всю сумму»,

(2)как следствие, это позволяет просто отказаться  в любое время и без особого конфликта от услуг неподошедшего Вам  юриста, т.к. не заплатили

(3)от той или  иной конкретной услуги можно оказаться, ведь все действия  имеют разный вес и ценность. И можно выбрать только самые необходимые процессуальные действия.

Более того, что-то можно делать самому – например, знакомится с материалами дела в канцелярии, направлять запросы и проч.

3). Плюсом оплаты юристу по этапам и именно за работу является и то, что оплата не привязана (в виде процента) к стоимости имущества в споре.

Конечно, спор о дорогостоящем имуществе требует к себе больше внимания и большей работы, и это косвенно влечет большую оплату. Но оплату именно за большую работу юриста.

И многие наши клиенты должным образом оценивают то, что при простом деле они за обычный средний гонорар юриста «отбивают» дорогостоящее имущество – квартиры, нежилые помещения и проч.

И это справедливо, т.к. что юрист один раз  сходил в суд по ДТП по 100 000 ущерба, что один раз сходил по квартире за 6 миллионов – его трудозатраты примерно равны (с поправкой на сложность дела) и никаких оснований получать какой-либо процент с имущества клиента (т.е. как бы быть с ним «в доле») нет.

Таким образом, как раз оплата премии по итогам (фактически, процента) не имеет ничего общего с оплатой услуг юриста дешево или недорого, чего бы всем нам хотелось. Как раз наоборот – размер такой оплаты – премии всегда высок.

4). И в конце концов, данная система оплаты услуг юриста является наиболее простой и честной: написал исковое – оплатили услуги, сходил к заседанию – оплатили.

Конечно, и  при такой системе оплаты возможна  премия за выигрыш дела и как дополнение к такой системе оплаты она может считаться вполне уместной, т.к. ей уже не отводится такая важная роль единственной оплаты, и ее недостатки для клиента резко уменьшаются.

И таким образом, мы не отрицаем полностью справедливость того, что юрист может работать за премию (а по сути - как бы за процент с дела, т.к. размер премии не привязан к объему работу и может быть привязан прямо или косвенно  только в размеру выигрыша в суде и по сути является «процентом») и то, что она может выплачиваться по достижению результата. Но как самостоятельный способ оплаты, мы считаем, такая оплата ставит в невыгодное положение именно самого клиента.

При этом вопроса законности выплаты юристу процентов и премий за ведение дела в суде мы здесь касаться не будем, т.к ото отдельный вопрос, который перегрузит эту  и так объемную статью.

Резюмируя. Естественно, что все мы хотим получить услуги, в том числе юриста в суде  недорого, а в идеале даже дешево. Однако мы считаем, что когда на кону судебного процесса стоят много большие суммы, надо более внимательно отнестись к пропорциональности получаемых услуг их цене, и главное, внимательно проверять качество и объем работы юриста в суде,  нежели чем пытаться снизить  и зафиксировать общую стоимость юридических услуг, а тем более, нежели чем привязывать оплату к результату судебного процесса. Как мы постарались показать в последних случаях  почти всегда проигрывает сам заказчик.